понедельник, 21 ноября 2016 г.

Не просто автор словаря

Пов’язане зображення
Изучая биографии известных людей прошедших столетий, я иногда искренне жалею, что не могу хоть минуту с ними поговорить. Ведь так интересно было бы пообщаться с человеком, который оставил свой значимый отпечаток в истории, литературе, искусстве или науке. Светила науки, лауреаты литературных премий, художники, политики, полководцы и историки – все они, я уверена, были очень интересными и разносторонними личностями.

Одним из таких людей для меня является наш великий земляк Казак Луганский. Человек, который прославился в основном, как писатель и литератор, автор всем известного «Толкового словаря живого великорусского языка», был ещё и прославленным этнографом, а также талантливым врачом. Действительно, впервые Владимир Иванович обрел своего рода известность именно как хороший медик, умевший оперировать в условиях полевых военных госпиталей, а уже потом, спустя годы, как писатель и собиратель фольклора.

Прославился Владимир Даль и как автор учебников по ботанике и зоологии. Широкий спектр его познаний об окружающем мире позволил ему так же стать членом Петербургской академии наук. Наверное, не лишним будет приравнять в этом плане Даля с Ломоносовым. Оба они были талантливы не только в одном роде занятий, но развивались совершенно в разных направлениях науки и достигали больших высот. А ещё оба любили и чтили художественное слово и возносили его на новые высоты. Только, в отличие от Ломоносова, Владимир Иванович Даль поставил свою любовь к литературе и фольклору на первое место и большую часть своей жизни посвятил именно этому.

А ещё Даль, поговаривают, был довольно компанейским и общительным человеком, особенно если разговор касался его излюбленной темы – русского языка. Об этом свидетельствуют его приятельские отношения с Александром Пушкиным. В воспоминаниях их современников есть много упоминаний о том, как долго и оживлённо эти двое могли беседовать на такую не столь привычную для окружающих тему, как Слово. Слово литературное и слово простонародное, высокий поэтический слог и уличный говор. К слову, в путешествие по Оренбургской области, по местам «славы» Пугачёва, они отправились вместе, будучи на тот момент едва знакомы. Как вспоминал потом сам Владимир Иванович: «До приезда Пушкина в Оренбург я виделся с ним всего только раза два или три …». Но эта поездка положила начало крепкой дружбе, которая длилась до самой смерти Пушкина. Даль присутствовал на дуэли Александра Пушкина с Дантесом, был с ним, пока поэт лежал в предсмертной агонии, присутствовал на вскрытии. И пусть до сих пор многие историки и литераторы не считают Даля другом Пушкина, а лишь знакомым, которых у последнего было очень и очень много, но сложно считать знакомым человека, при виде которого у умирающего светлеет лицо и появляются надежды на лучшее, с приходом которого в доме вновь появляются улыбки. «Дружба до гроба», как назвал эти отношения наш современник.


И наконец, Владимир Даль – писатель. Прозаик и поэт, драматург и сатирик, а ещё горячий поклонник живого русского языка во всех его диалектах и наречиях. Наверное, никто до него так тщательно и так подробно не изучал «живой», разговорный русский язык, на котором говорили на улицах больших и маленьких городов, сёл и деревень, тот самый язык, на котором слагали сказки, поговорки и народные песни. «Вечный, как слово», Владимир Даль вошёл в историю и прославился далеко за пределами своей родины благодаря необъятному желанию изучить тщательно, словно под увеличительным стеклом, свой родной язык. Казак Луганский – так назвался он в самом начале своего творческого пути, и именно таким он запомнился своим современникам и их потомкам.